И СНОВА ОБ АФГАНЕ

Русская армия и русская ли­тература испокон веков идут рука об руку. И в этом шествии они с каждым веком и с каждым годом становятся всё ближе друг к другу. Ужас и до­блесть войны привлекали рус­ских писателей самых различ­ных школ и стилей. Но особенно в этом контексте важны книги, написанные самими военными. Мы знаем мемуары видных вое­начальников, заслуживших сла­ву на полях Великой Отечествен­ной войны, восхищаемся текста­ми участников двух чеченских кампаний, переживаем живые свидетельства Афганской войны. Эта книга, написанная А. Береж­ковым, занимает достойное место в ряду современной баталистики.

Её автор – офицер в самом высоком и благородном смысле этого слова. Человек высочайшей морали и высокой культуры.

Именно культура приводит человека к желанию осознать и литературно пересказать свою жизнь, дать урок и совет поколе­ниям, идущим следом.

Уже одно её название «Мой немой Афган» говорит о многом. Нехитрая, казалось бы, игра слов и смыслов заранее заявляет нам о сложности и противоречиво­сти темы, о том, как долго автор решался на свой творческий подвиг, а потом сколь терпеливо воплощал в жизнь эпохальный по сложности замысел.

Чем он так сложен?

Это документальная книга: прикрываться вымыслом, худо­жественным обобщением Береж­ков изначально не стремится, предлагая читателям самим решать, как относиться к его тек­сту, в какой степени ему верить. И читатель, я в этом убеждён, поверит автору безоговорочно, с первых страниц.

Писать о том, что сам пережил, чему сам был свидетелем, на пер­вый взгляд не так уже и слож­но. Вспоминай да излагай себе события, выбирая самое инте­ресное. Но это, поверьте, весьма поверхностное мнение. Во-пер­вых, память – довольно ковар­ный механизм, дающий неожи­данные сбои, а во-вторых, изло­жение должно быть выстроено таким образом, чтобы читатель не устал от обилия подробностей, ничем порой не связанных, кро­ме хронологии.

Бережков преодолевает эти заведомые сложности с блеском. Нет никаких сомнений в под­линности каждой фразы «Моего немого Афгана», ведь в книге много такой правды, какую знает только автор, и он, не боясь ниче­го, нам её открывает. Разве же возникнет желание не доверять автору, открывающему подроб­ности, о которых долгие годы принято было умалчивать?

Чего стоит эпизод, в кото­ром автор, он же главный герой повествования, идёт на служеб­ное преступление, чтобы спасти солдата, совершившего преступ­ление по неосторожности!

Большую ценность в «Моём немом Афгане» представляют показанные в книге характе­ры. И первым делом – характер самого автора. Этот характер проступает не только в слож­ных ситуациях, какие в Афга­нистане возникали в большом количестве, но и в том, как позиционируются те или иные события в книге. В открываю­щей эти воспоминания главе Бережков повествует том, как переживал, что подготовленная им рота отправилась в Афган без него. Сколько в этом искренно­сти, смелости, чести! Что греха таить: далеко не все советские военные были преисполнены таких чувств, а иные стара­лись использовать афганскую кампанию для своих мелких, нечестных целей: «Только позже я узнал, как в первые дни шёл отбор офицеров и прапорщи­ков. Не могу утверждать, что это была кадровая система отбора, но многие начальники исполь­зовали возможность избавить­ся от неугодных, а часто просто неудобных командиров».

Остальные участники раз­ворачивающегося перед чита­телями документального дей­ства также выписаны предель­но достоверно, образы их ярки и убедительны, и вызывают они человеческую симпатию, равно как сочувствие и восхищение, несмотря на всю неоднознач­ность военных перипетий, где порой очень сложно сделать пра­вильный выбор, верно оценить ситуацию и обстановку.

Это очень важно в нынешней реальности! Ведь сейчас идут массовые попытки фальсифици­ровать всю нашу советскую исто­рию, в том числе и историю этой драматичной войны, вся тяжесть которой, в том числе и тяжесть политических просчётов совет­ского руководства, легла на плечи простых военных, солдат и офи­церов. А ведь сколько в песках и горах Афгана было совершено подвигов, сколько подлинного героизма проявлено. Забыть – это значит предать себя. И хоть автор проявляет завидную для батального мемуариста деликат­ность, о чём сам пишет в преди­словии: «Встречаясь со своими боевыми друзьями-сослуживца­ми, я понял, что некоторые собы­тия почти сорокалетней давности в нашей памяти воспроизводятся если не по-разному, то в разной интерпретации: бывают несо­впадения по датам, участникам и отношению к ним. Чтобы не обидеть участников тех собы­тий возможными неточностями, необъективностью изложения некоторых эпизодов, этот вари­ант записей представлен именно так, без имён и фамилий». Читая эту книгу, с головой погружаешь­ся в круговорот событий в жиз­ни афганской армии и как будто наяву знакомишься с теми людь­ми, что населяют «Мой немой Афган». Это объясняется не толь­ко яркостью, достоверностью характеров, но и человеколюби­ем автора. Видно, что для него солдаты никогда не были пушеч­ным мясом, он всегда ценил чело­веческую жизнь и цель вернуть сына матери живым ставил куда выше стратегических и тактиче­ских успехов в военных столкно­вениях с боевиками.

Бережков демонстрирует так­же и зрелое мастерство реалиста. Военный быт дан в книге подроб­но, во всех деталях, но без навяз­чивости. Тяготы здесь не повод для нытья, а некое сопротивле­ние, которое обязательно должен преодолевать мужчина, чтобы по-настоящему сформироваться. Многие пытаются сейчас пока­зать армейскую жизнь тех лет как череду ужасов дедовщины, жестокости и глупости. Береж­ков же просто говорит правду и, если она не лежит на поверхно­сти, ищёт её, разглядывая своё прошлое и прошлое нашей Роди­ны с писательской беспристраст­ностью.

Книга важна не только объё­мом сведений и эмоций, но и выводами. Они весьма точны и убедительны. Как прекрасна одна из заключительных фраз в книге: «Именно там я состоял­ся как муж и отец. Война и раз­лука помогли мне оценить место семьи в моей жизни. Именно поэтому с любимой супругой мы живём вместе более сорока лет и она, доченька и внучки – самые дорогие и любимые женщины на свете».

В ней то, ради чего мужчина уходит на войну: победить зло и вернуться к любимым людям.

Книга А. Бережкова будет интересна как тем, чья жизнь связана с описанными события­ми, так и тем, кто прикоснётся к современной художественной баталистике впервые.

Александр Бережков. Мой немой Афган. – М.: Издательство «У Никитских ворот», 2019. – 328 с. – 500 экз.

МАКСИМ ЗАМШЕВ

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


четыре + 9 =