МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФЬЮЖН: У НАС В ГОСТЯХ ГРУППА «ТВЕРДЬ ЛЕГЕНД»

Слушая песни группы Твердь Легенд, можно услышать невероятный микс.
Три года назад ребята собрались небольшим коллективом, тогда они даже не знали как назваться и что их ждёт впереди.
Они решили не ограничивать себя конкретной стилистикой звучания и смело экспериментировали с аранжировками и инструментами.
Умело сочетая напевное звучание скрипки и перегруз электрогитар, академизм кларнета и этнику морин хуура, группа создает музыку, совершенно непохожую на современную.
Фактурное звучание сочетает в себе смесь разных стилей. В текстах песен переосмысливаются легенды и сказания разных народов мира. В каждом произведении коллектив старается достичь концепции, где многогранный сюжет объединен в одну музыкально-поэтическую постановку. А как это получается, с нами поделились участники коллектива.

— Что музыканты пишут в первую очередь музыку или слова?

Алексей Тихонов (тексты, бас-гитара): В первую очередь мы пишем тексты, но иногда происходит иначе. Сначала появлялась музыкальная тема и под нее уже писались слова. В моем случае, скорректировать текст сложнее, чем музыку.

— Не создай себе кумира, но всё же, есть ли кумир у каждого из вас?

Михаил Андреев (аранжировки, гитара): Скорее ориентиры, те, на кого хочется равняться по технике игры и по качеству подачи материала. Для меня любая музыка чем-то полезна, так что выделить кого-то, я не смогу.
Мария Оганова (вокал): Я бы сказала, что нет. Есть те, кто так или иначе повлиял на становление в различных областях.
Алексей: «Фанатеть» можно от кого угодно и от чего угодно. Хоть от жареной картошки *смеется*. Отовсюду можно подчерпнуть что-то полезное для себя. А вот искать себе кумира, становиться вторым «кем-то» — это не про нас.

— Что или кто повлиял на ваш выбор быть музыкантом, связать свою жизнь с музыкой?

Артём Лукьянов (ударные): Однажды на тусовке в Минске, лет так 12 назад, я спросил
дружаню-барабанщика: «-Научишь?». Ну, так и началось.
Мария: Занятия в эстрадно-джазовой детско-юношеской студии. Именно тогда втянулась и точно поняла, что мое, хотя в глубине души тянулась к музыке всегда.
Любовь Ширшикова (скрипка, бэк-вокал): Не ошибусь, если скажу, что у нас у всех была — и остаётся — тяга к музыке.

— Кто вас вдохновляет из музыкантов?

Михаил: Всё, что слышал за свою жизнь.
Иван Ширшиков (гитара, духовые): Раньше, я в основном отдавал предпочтение зарубежной музыке. Из направлений — альтернатива и гранж. А сейчас я слушаю очень много разных жанров и стилей. Опять же, не могу выделить что-либо конкретное.

— Какие музыканты или группы повлияли именно на вас и ваше творчество?

Любовь: Их много. Особенно зарубежных. Я люблю очень разные коллективы, начиная от фолка и заканчивая тяжелой музыкой. Но выделяю среди них Dark Tranquillity, Halloween. Также группы с женским вокалом, как правило, академическим: ранние Nightwish с Тарьей, поздние Xandria с Дианой и Мануэллой, Epica. Из отечественного рока сложно сказать, кто именно и на что повлиял, но некоторые песни я слушаю с удовольствием. Многое у меня связано с Оргией Праведников, некоторые партии в наших песнях написаны под их влиянием, за что я им очень благодарна.
Мария: В вокале – джазовые. А в своих песнях постоянно нахожу отзвуки тех артистов, которыми заслушиваюсь на момент написания.
Алексей: Из отечественных – nobody.one и Чёрный обелиск. Из зарубежных – Die Apokalyptischen Reiter и Blackmore’s Night. По части текстов: на меня оказал немалое влияние Сергей Калугин, я стал больше уделять внимания текстам и их смысловой нагрузке.

— Вы занимаетесь чем-нибудь кроме музыки, есть какие-то другие интересы, хобби?

Иван: В основном связанное с творчеством. Например, увлекаюсь 3D графикой. Люблю компьютерные и настольные игры. А ещё мне нравится готовить.
Мария: Учусь на продюсера, стараюсь понемногу начинать реализовываться в этой области, подрабатываю в разных сферах.
Любовь: О, у меня их много, но все творческие. Я очень люблю рисовать, увлекаюсь росписью контурными красками. Так же увлекаюсь росписью контурными красками. Люблю танцы, раньше серьезно занималась, но потом пришлось прерваться из-за травмы ноги. Немного пишу, в основном прозу.

— Как появилось это нетипичное для нас этническое звучание, с элементами академических инструментов?

Михаил: Читая написанный текст или сочиняя основу для композиции, никогда не знаешь, что получится в итоге. И только после того, как каждый вложит свою часть, получается тот самый стиль.
Алексей: В принципе стилизация и то что мы увидим на выходе, во зависит от многих факторов. Главное то, как один и тот же материал видят и слышат участники коллектива. В споре рождается истина. Как говорится, через тернии к звездам!

— Как вы находите в современном мире желание творить дальше?

Артём: Странный вопрос. А современный мир убивает желание творить?
Михаил: Желание не привязано к миру, оно внутри.
 Согласен. Главное – захотеть его отыскать в себе. — добавляет Алексей.

— В вашем репертуаре есть акустическая программа «Песни непоставленных спектаклей». Что это и о чем?

Алексей: О «пинании» меня, чтобы в наш сет-лист написать поэтические перемычки, в сжатые сроки. Шучу-шучу! Конечно, всё намного серьёзней…
Иван: У нас было одно выступление, которое требовало чего-то литературного.
Михаил: Было принято решение провести параллели со всеми образами и объединить их вставками стихов. В итоге получилось сплошное полотно повествования, что для слушателя может показаться интересным при восприятии.
Любовь: Эту программу мы готовили для акции «Библионочь», а как всем известно, это больше связано с литературой, чем с музыкой. И поэтому было решено вставить в уже существующий сет лист своеобразные поэтические вставки, которые написал Лёша. И тогда все песни – и лирические, и связанные с мифологией, и имеющие философский подтекст – объединились общим сюжетом, благодаря стихам, которые уводили слушателя от одной песни и к следующей.
Мария: В каждой песне – какой-то сказочный или мифический образ, архетип, легко узнаваемый и визуализируемый. Стихи, сопровождающие песни, помогают еще больше погрузиться в предложенные обстоятельства. Каждая песня – кусочек мозаики. Они из разных миров, но вместе образуют единый рисунок, составляют цельное впечатление.
Кстати, само по себе стихотворный текст легко читается и как отдельное произведение. — добавляет Любовь.

— Ваш самый большой страх?

Артём: Быть запертым в комнате в наушниках, в которых играет русский рэп.
Мария: Одиночество.
Любовь: У меня, как и у любого человека много страхов. И я не могу сказать, чего именно боюсь больше.
Алексей: Предать принципы, ради пустого и бессмысленного.

— Было ли у вас желание бросить проект и уйти?

Алексей: Было… *глядя на ребят* Кстати, а когда мне вернут паспорт?
Любовь: Уходить прям совсем не хотелось. А вот сделать перерыв, да.
Мария: Одно время совсем не было сил и времени, но ребята не отпустили, за что им большое спасибо.

— Какие перспективы развития проекта в будущем в России в целом, на ваш взгляд?

Алексей: Мы стараемся развиваться, без оглядки на модные веянья и направления.На первом месте всегда стоит идея, возможность реализовать её и себя самих. Да, возможно, сейчас собирать стадионы не главная цель. Это творчество на любителя – нежное, камерное и с тонкой огранкой. Однажды нам поступило предложение написать гимн для всероссийского фестиваля «Мцыри». Сказано – сделано, нам несложно, а у фестиваля с богатой историей есть свой гимн, сыгранный и записанный нами с любовью и – главное – удовольствием.
Но в этом есть своя интересная перспектива развития. Я думаю, что зритель всегда будет рад услышать и увидеть в нашем творчестве что-то нестандартное.

— Конкуренция среди молодых групп пугает вас или наоборот дает стимул к развитию?

Иван: Мне лично, не особо важно, но если я на что-то такое обращаю внимание, то это больше мотивирует, чем мешает.
— Поэтому нет желания с кем-то соперничать. Мне нравится то, что мы делаем. — добавляет Любовь.
Мария: Никогда об этом как-то не задумывалась. Пою в «Тверди Легенд» в первую очередь ради удовольствия и времяпрепровождения с единомышленниками.

— Был ли в вашем творчестве переломный момент?

Иван: Бывает, что устаешь. Но до такой степени никогда.
Алексей: Кризисы, увы, это необходимость. Этап, пройдя через который, ловишь катарсис и прежним уже никогда не будешь. Выделять какой-либо момент, который был бы переломным, едва ли возможно. Они все переломные.
Любовь: Это неотъемлемая часть жизни. Но это хороший «волшебный пинок», для того чтобы потом действовать.
Михаил: Всё шло своим чередом, каждая секунда дает возможность принять то, или иное решение.

— Считаете ли вы себя счастливым?

Артём: Да.
Иван: Я не сказал бы что прям счастливым, но мне точно не плохо. Я доволен тем, что есть.
Мария: Вполне.
Любовь: Сейчас, в каком-то смысле да.
Алексей: Конечно! Возможность посвящать себя творчеству – и это прекрасно!
Михаил: В меру, просто если ты совсем счастлив, то зачем делать что-то дальше.

— Кем вы видите себя через 20 лет?

Мария: Богатой сорокаоднолетней продюсершей, организующей себе концерты, на которых можно петь любые песни прокуренным голосом.
Михаил: Поживем и увидим, ведь если я расскажу, то всем станет не интересно.
Иван: Пять лет назад, я не думал, что всё может быть так, как есть сейчас. Поэтому, я даже не могу представить, что со мной будет в следующем году. Но это точно не повлияет на моё отношение к музыке.
Любовь: Надеюсь, что у меня будет возможность заниматься тем что нравится, а также выступать на сцене, как и сейчас.
Алексей: Живыми и здравствующими. Как и прежде, дарящими своё творчество людям.

Материал подготовили:
интервьюер — Анна ИВАНОВА
редактор — Кристина ОБОЛЕНСКАЯ

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


восемь + 8 =